О страхе-Мишель Монтень

Ведь, как доказывал Монтень, сверх-эмпирические вопросы недоступны компетенции человеческого разума, и только скептицизм и признание относительного знания могут быть руководством для понимания трансцендентного. Для Монтеня предпочтительнее опираться на закон природы как на естественную и особенную необходимость, поскольку в этом случае человек будет ближе к божеству, нежели следуя собственной воле - случайной и безрассудной. Условием познания и оценки вещей и событий, согласно Монтеню, являются новые принципы экзистенциально-феноменологической топологии: Главный, исходный принцип философских воззрений Монтеня - эвдемонизм, сформировавшийся в процессе его творческой эволюции. Поиски смысложизненных основания бытия человека преломляются у Монтеня через трактовку счастью в диапазоне от философского стоицизма до жизненного скептицизма. Монтень ставит во главу угла человеческую интенциональность: Монтень нацеливается на расширение опыта и развенчание разнообразных иллюзий, порожденных безудержным разумом, который никогда не сможет догнать, охватить все бесконечное многообразие природы и человеческих деяний. Разум, благодаря силе воображения, в этой погоне за соответствием реальности продуцирует выдумки, подменяющие реальность и превращающиеся в идолов. Даже природа предстает в своих свойствах для человека как продукты его воображения и несет следы деятельности разума, Это мысле-формы воображения - привычки, обычаи, нормы, нравы, обычаи, отношение к смерти и страданию.

Монтень Мишель - О страхе

Избранные произведения в 3-х томах. Она с самого начала предуведомляет тебя, что я не ставил себе никаких иных целей, кроме семейных и частных. Я нисколько не помышлял ни о твоей пользе, ни о своей славе.

Влияние Лукреция чувствуется во всех рассуждениях Монтеня на две Страх смерти, писал он на полях, причина всех наших пороков.

, , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный.

Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля. Когда начался штурм Сен-Поля, взятого тогда у нас графом де Бюром и господином дю Рю, этот знаменщик настолько потерялся от страха, что бросился вон из города вместе со своим знаменем через пролом и был изрублен шедшими на приступ неприятельскими солдатами. Во время той же осады произошел памятный для всех случай, когда сердце одного дворянина охватил, сжал и оледенил такой ужас, что он упал замертво у пролома, не имея на себе даже царапины.

Подобный страх овладевает иногда множеством людей. Во время одного из походов Германика [] против аллеманов два значительных отряда римлян, охваченных ужасом, бросились бежать в двух различных направлениях, причем один из них устремился как раз туда, откуда уходил другой.

Я отнюдь не являюсь хорошим натуралистом как принято выражаться , и мне не известно, посредством каких пружин нанас воздействует страх; но как бы там ни было, это — страсть воистину поразительная, и врачи говорят, что нет другой, которая выбивала бы наш рассудок из положенной ему колеи в большей мере, чем эта. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ.

Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников,камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный 2. Случилось, что, когда принц Бурбонский брал Рим3, одного знаменщика, стоявшего на часах около замка св. Далеконе так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля.

французский писатель и философ эпохи Возрождения, автор книги «Опыты» . Родился в фамильном замке, получил прекрасное образование дома.

О страхе , , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный.

Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля. Когда начался штурм Сен-Поля, взятого тогда у нас графом де Бюром и господином дю Рю, этот знаменщик настолько потерялся от страха, что бросился вон из города вместе со своим знаменем через пролом и был изрублен шедшими на приступ неприятельскими солдатами. Во время той же осады произошел памятный для всех случай, когда сердце одного дворянина охватил, сжал и оледенил такой ужас, что он упал замертво у пролома, не имея на себе даже царапины.

Подобный страх овладевает иногда множеством людей. Во время одного из походов Германика [4] против аллеманов два значительных отряда римлян, охваченных ужасом, бросились бежать в двух различных направлениях, причем один из них устремился как раз туда, откуда уходил другой. Страх то окрыляет нам пятки, как в двух предыдущих примерах, то, напротив, пригвождает и сковывает нам ноги, как можно прочесть об императоре Феофиле, который, потерпев поражение в битве с агарянами [5], впал в такое безразличие и такое оцепенение, что не был в силах даже бежать:

Глава . О страхе

Челябинск В Первой книге есть обращение к читателю, где Монтень заявляет, что не искал славы и не стремился принести пользу, - это прежде всего искренняя книга, а предназначена она родным и друзьям, чтобы они смогли оживить в памяти его облик и характер, когда придет пора разлуки - уже очень близкой. Книга Глава 1. Различными способами можно достичь одного и того же. Монтень считает, что сердце властителя можно смягчить покорностью.

Но мне известны примеры, когда прямо противоположные качества - отвага и твердость - приводили к такому же результату.

Купить книгу Опыты. Полное издание в одном томе, автора Мишель де Монтень, сравнить цены в интернет-магазинах, читать отзывы и рецензии.

Надеемся, Вы провели время с удовольствием! Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями:

Настройки:

И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный [2].

Случилось, что, когда принц Бурбонский брал Рим [3], одного знаменщика, стоявшего на часах около замка св. Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля.

28 февраля - родился мудрый Мишель Монтень (), создатель вечноживых"Опытов". Монтень о страхе:"Страх ощущается.

, , , . Но какая животная тупость нужна для того, чтобы обладать такой слепотой! Таким только и взнуздывать осла с хвоста. Они страшатся назвать смерть по имени, и большинство из них при произнесении кем-нибудь этого слова крестится так же, как при упоминании дьявола. И так как в завещании необходимо упомянуть смерть, то не ждите, чтобы они подумали о его составлении прежде, чем врач произнесет над ними свой последний приговор; и одному богу известно, в каком состоянии находятся их умственные способности, когда, терзаемые смертными муками и страхом, они принимаются, наконец, стряпать его.

Поскольку здесь упоминается жизнь, хотя бы и завершившаяся, это приносило им известное утешение.

Мишель Де Монтень

Можно ошибаться в уединении так же, как и в обществе себе подобных" Мишель Монтень. Многих из тех, кого помяли в какой-нибудь схватке, израненных и еще окровавленных, назавтра можно снова повести в бой, но тех, кто познал, что представляет собой страх перед врагом, тех вы не сможете заставить хотя бы взглянуть на него.

Все, кого постоянно снедает страх утратить имущество, подвергнуться изгнанию, впасть в зависимость, живут в постоянной тревоге; они теряют сон, перестают есть и пить, тогда как бедняки, изгнанники и рабы зачастую живут столь же беспечно, как все прочие люди. А сколько было таких, которые из боязни перед муками страха повесились, утопились или бросились в пропасть, убеждая нас воочию в том, что он еще более несносен и нестерпим, чем сама смерть.

Греки различали особый вид страха, который ни в какой степени не зависит от несовершенства наших мыслительных способностей.

Пусть Монтень, если в этом будет необходимость, провалится вместе со .. То, что я пожелал сделать, побуждаемый страхом, я обязан.

О страхе , , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ.

Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный. Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля. Когда начался штурм Сен-Поля, взятого тогда у нас графом де Бюром и господином дю Рю, этот знаменщик настолько потерялся от страха, что бросился вон из города вместе со своим знаменем через пролом и был изрублен шедшими на приступ неприятельскими солдатами.

Во время той же осады произошел памятный для всех случай, когда сердце одного дворянина охватил, сжал и оледенил такой ужас, что он упал замертво у пролома, не имея на себе даже царапины.

Монтень Мишель :: Эссе

О страхе - - . И впрямь- я наблюдал немало людей- становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем- даже у наиболее уравновешенных страх- пока длится его приступ- может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных- которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых Монтень Мишель -О страхе Случайный отрывок из книги:

Монтень похож на диспетчера, который занимается регулировкой Монтень склонен с ними согласиться и считает, что «страх ощущается нами с.

На данный момент в нашей библиотеке размещено книг, аудиокниг, авторов, фильмов. Наш партнер - магазин электронных книг ЛитРес. Наш сайт является виртуальным помещением библиотеки и, на основании Федерального закона Российской федерации"Об авторском и смежных правах" в ред. Федеральных законов от Все материалы взяты из открытых источников и представлены исключительно в ознакомительных целях. Все права на книги принадлежат их авторам и издательствам.

О страхе читать онлайн

О страхе , , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ.

Читайте лучшие цитаты из автора Мишель де Монтень. Мише ль де Монте нь „Кто заражён страхом болезни, тот уже заражён болезнью страха.“.

Лучше не бояться, лежа на соломе, чем быть в тревоге на золотом ложе. Но будущее постоянно меняется. Будущее — это дом наших самых глубоких страхов и диких надежд. Но с уверенностью мы можем сказать только одну вещь. Будущее никогда не оказывается таким, каким мы его представляли.

Мишель де Монтень - цитаты о страхе

Челябинск В Первой книге есть обращение к читателю, где Монтень заявляет, что не искал славы и не стремился принести пользу, - это прежде всего искренняя книга, а предназначена она родным и друзьям, чтобы они смогли оживить в памяти его облик и характер, когда придет пора разлуки - уже очень близкой. Книга Глава 1. Различными способами можно достичь одного и того же. Монтень считает, что сердце властителя можно смягчить покорностью.

Мишель Монтень Цитаты. Высказывания Мишель де Монтень. Крайняя степень страха выражается в том, что, поддаваясь ему, мы даже проникаемся.

О страхе , , . И впрямь, я наблюдал немало людей, становившихся невменяемыми под влиянием страха; впрочем, даже у наиболее уравновешенных страх, пока длится его приступ, может порождать ужасное ослепление. Я не говорю уже о людях невежественных и темных, которые видят со страху то своих вышедших из могил и завернутых в саваны предков, то оборотней, то домовых или еще каких чудищ. Но даже солдаты, которые, казалось бы, должны меньше других поддаваться страху, не раз принимали, ослепленные им, стадо овец за эскадрон закованных в броню всадников, камыши и тростник за латников и копейщиков, наших товарищей по оружию за врагов и крест белого цвета за красный.

Далеко не так счастливо окончилось дело со знаменщиком Жюля. Когда начался штурм Сен-Поля, взятого тогда у нас графом де Бюром и господином дю Рю, этот знаменщик настолько потерялся от страха, что бросился вон из города вместе со своим знаменем через пролом и был изрублен шедшими на приступ неприятельскими солдатами.

Во время той же осады произошел памятный для всех случай, когда сердце одного дворянина охватил, сжал и оледенил такой ужас, что он упал замертво у пролома, не имея на себе даже царапины. Подобный страх овладевает иногда множеством людей. Во время одного из походов Германика [4] против аллеманов два значительных отряда римлян, охваченных ужасом, бросились бежать в двух различных направлениях, причем один из них устремился как раз туда, откуда уходил другой.

Притча о страхе